o0413olga
"Ничего"


Прошло четыре года прежде, чем мы увиделись вновь.
Эори не изображал ни надменного аристократа, ни обиженного вселенской несправедливостью брошенного зайчика. Он вообще НЕ ИЗОБРАЖАЛ. Отсутствие интереса было вполне натуральным. И я откровенно растерялся.
Встретить бывшего вот так — запросто, во время правительственной конференции межуровневого масштаба? Более, чем необычно. И, более того, невероятно! Накрутил я себя по полной программе к концу дня, а поговорить просто не решился. Идиот!
Ктому же, попытка найти в списках участников имя Эори Найл успехом не увенчались. Я четко видел его перед собой — то, как он спокойно и сосредоточенно, в своей обычной манере, подписывает какие-то бумаги — практически на ходу, неосознанным жестом зарывается пальцами в волосы на затылке, а потом касается губ. Вот он — весь на виду. Но Эори Найла не существует ни по одному документу, списку, какому — либо упоминанию в прессе. Все эти дикие, бесконечные четыре года Эори просто не было на свете.
И я четыреста сорок четыре раза сошел с ума, четыреста тысяч и четыре миллиона раз сорвал голос в пустоте, выкрикивая его имя. Я не успокоился, нет. Я просто обеспокоенно затих в этой невозможности разыскать его, попросить о прощении или попытаться все исправить. Просто помолчать, зная, что все в порядке. И перестать срываться камнем в холодную пустоту неизвестности каждый день.
Четыре года назад я ВЫБИРАЛ — карьеру, положение в свете, уважение семьи и черт его знает, что еще. Все то, во что так не вписывался Эори. Без титула, связей и возможностей. Черт, да я даже не спросил его ни разу о семье. Казалось, что мы так хорошо знаем друг друга, что можем видеть прямо под кожей — кровь, мысли и желания… Все.
И ничего, как оказалось.
Потому, что в списках участников не значились только имена организаторов, принимающей стороны. Высокой семьи Горан — Членов императорской фамилии.
Я стоял и тупо смотрел на то, как естественно и изящно бывший супруг вписывается в движение шестерки телохранителей, каким царственно — привычным жестом отпускает своих секретарей, с каким спокойным достоинством отвечает на приветственные поклоны знатных особ. И, само собой, всплыло в памяти единственное имя, которым я мог определить его положение в империи. Четвертый регент Престола, Александр фон Кири, лорд Горан.
Вступивший в должность чуть более трех лет назад.
Бывший супруг, оставленный мною ради желанной политической карьеры.
Десять лет любви, выброшенной под ноги амбиций…

А Регента фон Кири уносило все дальше от меня по этой траектории движения, которую выбрал я сам. С разницей в положении, возможностях и целях. Примерзший к месту, я смотрел в спину уходящему кортежу, задавив внутри все слова, выстраданные для моего Эори.

— Вас ожидает Посол, секретарь эльʼТарви!
— Иран? Сколько же Вас ждать? Бегом!



@темы: проза